Рыбакам и охотникам
Товары для туристов и охотников

В любом случае, директор с таким ажиотажем делился с нами историей своего родного города, что я его невольно зауважал человека. На мой вопрос, помогает ли музею султан, либо городские чиновники, ответ был отрицательным.

В России с 1997 года ежегодно проходят награждения премией В. С. Высоцкого «Своя колея». Здесь примерно такой же случай. Человек, сея разумное, доброе, вечное, идёт по жизни своей колеёй.

Единственное, я стал спрашивать директора, почему он не изобразил на картинках ту знаменитую распрю, что случилось в отряде французов. Он ушёл от ответа, объяснив, что это произошло не в Зиндере. На правах автора нарушу хронологию событий, дабы поведать о позорном деянии колонизаторов.

* * *

В ноябре 1898 года из Дакара вышла французская экспедиция. В её состав входило 50 сенегальских стрелков, 20 сипахов, 30 переводчиков, а также 400 человек вспомогательного персонала и 800 носильщиков. Возглавляли экспедицию девять офицеров-европейцев: капитан Поль Вуле, его адъютант Жюльен Шануэн, лейтенант артиллерии Поль-Жюль Жоаллан, лейтенант Луи Пето, лейтенант морской пехоты Марк Палье, медик и три унтер-офицера.

Экспедиция была отлично вооружена винтовками, пулемётами и артиллерией. Целью экспедиции было завоевание бассейна озера Чад и объединение всех французских территорий в Западной Африке. Одновременно с ней с севера в этот регион двигалась экспедиция Фуро-Лами, а с юга — экспедиция Жантиля.

В какой-то момент экспедиция разделилась. Шануэн повёл большую часть людей по суше. Вуле отправился по реке и достиг Томбукту. Носильщики первого отряда заболели дизентерией. Более 100 человек умерло.

Шануэн, испытывая трудности с обеспечением продовольствием, стал грабить лежавшие на пути деревни и приказал стрелять во всякого, кто попытается бежать. Жюльен Шануэн был сыном генерала Шарля Шануэна, ставшего вскоре министром обороны, поэтому считал, что ему позволено всё.

В январе 1899 года колонны воссоединились. В экспедиции в этот момент насчитывалось около 2 тысяч человек — гораздо больше, чем можно было прокормить, поэтому, несмотря на то, что они находились на территории, контролируемой Францией, войска Вуле начали грабить, убивать и насиловать.

В январе 1899 года лейтенант Пето заявил Вуле, что с него достаточно, и покинул экспедицию. Пето отправил во Францию письмо, в котором подробно описал совершённые Вуле и Шануэном убийства. Из Парижа пришёл приказ об аресте Вуле и Шануэна, во главе экспедиции надлежало поставить губернатора Тимбукту Клобба.

Клобб немедленно покинул Тимбукту, взяв с собой 50 сенегальских стрелков и лейтенанта Октава Менье в качестве своего заместителя. По пути Клобб наткнулся на возрастающее сопротивление местного населения; тем временем Вуле совершил одно из крупнейших убийств во французской колониальной истории, вырезав население Бирнин-Конни.

Клобб шёл по следу экспедиции, состоящему из сожжённых деревень и растерзанных людей, повешенных женщин и зажаренных на кострах детей. 10 июля 1899 года, пройдя около 2000 км, он прибыл в Дамангару (неподалёку от Зиндера).

Клобб отправил к Вуле сержанта-африканца с двумя солдатами, чтобы передать письмо, в котором сообщалось о том, что Вуле смещён с поста руководителя экспедиции. Вуле на это ответил, что у него имеется 600 ружей против 50 у Клобба, и что он немедленно пустит их в ход если Клобб приблизится. Вуле и Шануэн не проинформировали своих офицеров о письме Клобба, и на следующий день отправили их в новые рейды.

13 июля было совершено последнее массовое убийство: в ответ на то, что один из жителей деревни убил двух его людей, Вуле убил 150 женщин и детей. Тем же вечером он написал второе письмо Клоббу, настаивая, чтобы тот не приближался. Клобб не мог поверить, что другие офицеры или солдаты убьют офицера или допустят его убийство. Он отправился в лагерь мятежников, где и нашёл свою смерть.

Вечером Вуле проинформировал своих офицеров о стычке и, срывая погоны, сказал: «Я больше не француз, теперь я — африканский вождь. С вами я смогу основать империю». Офицеры были не в восторге от этой перспективы, и их настроение передалось солдатам.

В последствии сенегальские солдаты взбунтовались. Шануэн был ими убит. Вуле, пользуясь темнотой, скрылся. Командование экспедицией взял на себя лейтенант Палье.

На следующее утро Вуле попытался вернуться в лагерь, но был остановлен часовым. Вуле выстрелил в него, но промахнулся; часовой в ответ застрелил Вуле. Оказавшийся во главе экспедиции Палье решил закрепиться в Зиндере. Победив местного правителя Амаду, он захватил город 30 июля.

Вскоре Палье отправился из Зиндера с 300 солдатами, чтобы разведать путь к озеру Чад, но был вынужден почти сразу вернуться: взбунтовавшиеся солдаты угрожали убить его, если он не вернёт их немедленно во Французский Судан. В результате было решено разделиться: Палье, врач и два европейских унтер-офицера с 300 стрелками отправились во Французский Судан, а оставшиеся 270 стрелков (согласившиеся остаться в экспедиции ещё на год) перешли под команду Поль-Жюля Жоаллана; бывший заместитель Клобба Октав Менье стал заместителем Жоаллана.

Некоторое время Жоаллан и Менье оставались в Зиндере, ибо места были неспокойными. Наконец, 15 сентября бывший правитель Амаду попал в засаду и был убит, и территория вокруг Зиндера была поставлена под полный контроль французов. После того, как цели экспедиции были достигнуты, Жоаллан и Менье покинули Чад и в ноябре по реке Нигер вернулись во Французский Судан.

Успешное завершение войны позволило участвовавшим в ней офицерам избежать судебного преследования. В отношении Вуле и Шануэна было объявлено, что они лишились рассудка из-за жары.

Данные события нашли отражение во французской литературе, в фильмах и даже в спектаклях. И тут возникает вопрос, почему директор музея не стал рисовать на эту тему картинку? Насколько я видел и знаю, африканцы французов за глаза ненавидят, но при этом всячески ждут от Франции презентов. Вот и здесь примерно что-то похожее. Про Вуле и Шануэна директор рассказывает, но картинку об этом не вывешивает…

* * *

Кому-то из моих спутников и спутниц в музее было не интересно. Зато мы все вместе и по отдельности были любопытны местной детворе. Ребятня, собравшись толпой, ожидала нашего выхода. Вот так, ходишь по Москве непримечательной серой мышкой, зато есть в этом мире места, где ты настоящая белая звезда….

Read Full Article